Отзыв на книгу — Марина Холодная «Когнитивные стили. О природе индивидуального ума»

Почему эта книга:

В 2008м году после первых неудач на ниве управленческой деятельности я задал себе честный вопрос: «Как изменится результат, если вместо меня на руководящий пост поставить абстрактного среднестатистического человека, который просто не будет делать глупостей?» Что может сделать меня руководителем выше среднего уровня?

В 2011-2012м годах мой вопрос трансформировался в нечто иное. Я заметил, что скорость нашей деятельности увеличивается, а объем информации для принятия обоснованного решения снижается. Я осознал, что качество управленческой деятельности сильно зависит от динамических условий ситуации, и этот тренд становится все сильнее. Также я интуитивно понимал, что, чтобы обеспечить нужный уровень качества руководства, нужно соответствовать не просто возросшей сложности среды, нужно поспевать за скоростью самого изменения. Объем знания в рамках выбранной профессиональной области растет быстрее, чем мы физически способны разобрать и выучить. То есть экспертно-консалтинговая позиция, опирающаяся на эрудицию в чистом виде в перспективе обречена на провал. То есть надо искать какие-то другие алгоритмы.

Таким образом, вопрос я поставил так: «Что мне требуется делать как практическому руководителю для того, чтобы принимать верные решения в интересах своей компании в долгосрочной перспективе, учитывая, что времени и информации будет все меньше, а задачи будут все сложнее?»

Можно работать больше. По 12-14-16 часов. Попробовал, в итоге подорвал здоровье, полгода приходил в себя, и решил, что это не лучший способ.

Поиск ответа вернул меня в психологию. Если мы не способны структурировать внешнюю среду в достаточной степени, чтобы добиться желаемого, то мы должны трансформировать самих себя, чтобы адаптироваться под новые условия.

В аналитической психологии есть идея психологической реальности, как некоторого построенного внутри нас образа реального мира, который с ним не совпадает в силу нашего, скажем так, «несовершенства».

В этой книге дается обзор исследований и точек зрения относительно того, как это элементы этого образа динамически формируется и от чего он зависит. По сути исследуются закономерности процесса, связь личностных характеристик с результативностью деятельности, выдвигаются гипотезы и даются результаты собственных исследований автора в рамках их проверки применительно к желаемым качествам и характеристикам для повышения личной результативности, а также относительно самого процесса обучения с содержательной и структурной точек зрения.

Поэтому для меня:

  • Это имеет прямую связь с корпоративной управленческой деятельностью.

Когда сложность работы возрастает, а времени на нее наоборот становится меньше, мы склонны упрощать наши действия, помимо этого они часто приобретают непроизвольный характер, особенно если мы впадаем в стресс. А именно это в основном и происходит сегодня в корпоративной деятельности на всех уровнях. Идет четкая фиксация на краткосрочной перспективе в ущерб стратегическим позициям компании, а решения становятся все менее рационально обоснованными. Вместо этого начинает превалировать ситуационное отношение к проблемам и реактивное поведение, в итоге четкая линия руководства теряется, а координация исчезает. Попытки справиться с этим красивыми лозунгами и широкими мазками говорят о том, что поиск решения корпоративным руководством уходит в другую сторону.  Как результат, потеря конкурентоспособности, дезинтеграция, некорректная оценка действительности. Основным препятствием является отсутствие понимания реального положения дел, так как ощущение контроля дает иллюзию правильности действий.

  • Это имеет прямую связь с личным развитием и успехом.

Когда сложность среды превышает определенный порог, возникает парадоксальная ситуация. Наше поведение деградирует в сторону примитивного уровня как реакция на стресс от неспособности справиться с проблемой. В ход вступают эмоции, адекватность восприятия теряется. А при привычном использовании неадекватных реакций, они закрепляются, деформируя наше восприятие и мышление. Если вы встречали людей, которые сразу начинают кричать, много суетятся или драматизируют проблему на пустом месте, то вы понимаете, что я имею в виду.

Сознательная работа с собственными непроизвольными реакциями, осознание своих особенностей, изучение теоретического материала и практических научных исследований дает ключи к тому, что следует на самом деле учить, чем заниматься, что практиковать, как принимать решения, какие привычки поменять, чтобы оставаться эффективным в новых условиях. Это ответ на вопросы, которые я сам себе поставил.

 

Так что, если вы нашли приведенные причины убедительными, давайте перейдем к самой книге.

(Прим. Автора: Я не стремлюсь к определенной форме отзыва, лишь останавливаясь на том, что считаю ценным в разрезе темы эффективного обучения и развития, дополняя это собственными размышлениями, опирающимися на личный опыт и прочие источники информации. Безусловно, за написанным прослеживается моя личная позиция в отношении проблематики книги и определенный выбор того, что считаю правильным. Могу лишь заметить, что в своей позиции я во многом совпадаю с автором книги).

 

Что меня заинтересовало:

Начну с краткого описания проблематики. В целом книга посвящена психологии когнитивных стилей, которые позиционировались как некоторые биполярные личностные предпочтения в способах переработки поступающей информации. Однако такая постановка вопроса завела исследователей в тупик, так как эмпирические данные, которые накапливались в процессе экспериментов, противоречили теоретическим положениям практически по всем идентифицированным стилям.

Автор, давая обзор, проследила путь развития научной мысли от истоков в 60-х годах, объективно показывая точку зрения ключевых лиц, задавших направление изучения предмета и выдвинувших основные гипотезы. Помимо этого, она выдвинула гипотезу о многополярности когнитивных стилей, которая позволила рационально объяснить фактические данные экспериментов, дальше перейдя в плоскость практической задачи совершенствования образования вообще и школьного в частности.

1. Первый момент, который я считаю ключевым в книге и дающим большое пространство для дальнейших размышлений и практического приложения, — это идея непроизвольного интеллектуального контроля. Попытка объяснить причины неравной продуктивности разных познавательных стилей (например, импульсивность/рефлексивность, степень толерантности к нереалистическому опыту (возможность представить, что было бы, если бы), полезависимость/поленезависимость (степень зависимости от среды)) позволила выделить фактор, который является однозначным признаком более высокого уровня интеллектуальной зрелости.

Если интеллект сравнить с мощностью автомобиля, то способность произвольного интеллектуального контроля можно сравнить с навыком управления этим автомобилем. Понятно, что часть проблем можно преодолеть в лоб мощностью, но также очевидно, что неумение управлять тем опасней, чем мощнее автомобиль. Переводя это на научный язык, мы говорим о метакогнитивном свойстве, которое выражается в способности сделать шаг назад, чтобы поставить под сомнение свою текущую позицию. Сложность здесь состоит в том, что это происходит на субсознательном уровне. То есть это не просто сделать работу над ошибками или согласиться с собственной неправотой, это на уровень глубже.

Речь идет о том, каким способом мы даем интерпретацию событиям, а значит, это не зависит от скорости среды, и как бы примитивно мы не действовали под стрессом, правильная интерпретация окружающей действительности будет препятствовать деградации нашей способности принимать решения, что в стрессовых обстоятельствах значительно повысит процент правильных решений по сравнению со средним уровнем. То есть здесь мы работаем не над поиском правильного решения, как предлагают ученые вроде Эдварда де Боно за счет управления способом мышления, мы минимизируем свои ошибки мышления, которые продиктованы неправильными данными на входе. Работа в этом направлении сделает вас более адекватным человеком. Предположительно, особенно заметно это станет только перед лицом травмирующего опыта или в условиях стресса. Вы с большей вероятностью не ударитесь в панику как кто-то другой, не будете суетиться или демонстрировать другую типичную реакцию людей на стресс, а будете делать то, что делали бы, если бы были спокойны и уравновешенны.

Вы задумывались, что происходит с вашим поведением и мышлением под стрессом? Что вы теряете? А если теряете, то что вам помогает справиться. И самое главное, как вы учитесь, пытаясь предупредить повторение ситуации в будущем?

2. Артикуляция личного опыта. Вы замечали, что многие вещи становятся яснее, если изобразить их на плоскости, записать списком или каким-то образом упорядочить? Наш интеллект во многом связан со способностью к пространственной ориентации. Важным здесь является то, что из одной и той же ситуации мы можем сделать разное количество выводов. Кто-то сделает один, а кто-то двадцать один. Это сродно эффективности процесса производства. Кто-то из одной пачки цветного пластилина сможет сделать один семицветик, превратив остальное в отходы, а кто-то десять и практически безотходно. Разница будет в технологии. Применительно к познавательным способностям мы можем говорить о разной степени нашей способности учиться на практической ситуации, извлекая разное количество нового опыта. А это напрямую зависит от того, каким образом мы организовали свой предыдущий опыт. То есть это структурный взгляд на наш опыт.

3. Третий момент, который я хотел бы отметить, связан с когнитивными стилями, называемыми конкретной/абстрактной концептуализацией, а также импульсивностью/рефлексивностью. Я нередко сталкивался с тем, что в социальном плане простой, быстрый и конкретный подход к проблеме отлично воспринимается окружением, в то время как взвешенный подход воспринимается как попытка усложнить. При этом я пребывал в полной уверенности, что эта конкретность приводит к игнорированию последствий собственных решений в чуть более отдаленной временной перспективе, что и видел на практических примерах в рамках управленческой деятельности. Принимая во внимание проблемы нехватки информации и сокращения доступных временных промежутков для обдумывания тех или иных решений, я пытался понять какая личная позиция обеспечивает более высокие результаты.

Фактически ситуация такова: наше поведение по своей сложности должно быть адекватно сложности задачи. То есть подход «решать проблемы быстро максимально простым способом» хорош лишь до определенного уровня сложности, а дальше его выгодность начинает драматически падать. Другими словами, импульсивность дает высокую скорость принятия решений и удовлетворительную точность, пока критический для человека уровень сложности не достигнут. Приведу цитату Джоунса: «По своему психологическому смыслу полюс импульсивности идентичен своего рода «временной близорукости» или недостаточному вниманию к будущему». Рефлексивное поведение не дает такую скорость, но обеспечивает точность причем и на критических уровнях сложности. «Конкретность» приводит к чрезмерному упрощению, что может быть оправдано, пока ситуация не становится по-настоящему сложной. В отношении «абстрактности» и роста этой способности хочется привести цитаты автора:

—  «более выражена способность субъекта переступать пределы непосредственного и переходить в область отдаленных временных, пространственных и семантических контекстов»

— «большая способность выявлять разного рода связи и отношения между объектами»

— «способность использовать множество альтернативных способов интерпретации ситуации, что расширяет адаптивные возможности человека по отношению к необычным, в том числе стрессогенным обстоятельствам».

Переводя это в практическую плоскость,  замечу, что оценка данных стилей-способностей может повысить процент успешного найма при опоре на соответствующий угол зрения на личные задачи в рамках планируемой позиции, развитие этих способностей может привести к качественному улучшению глубины понимания и улучшению обучаемости, что будет особенно ценно в рамках программ преемничества руководства, а также к повышению способности к адаптации, что особенно актуально в рамках текущего тренда на инновации и повышения скорости изменений в организациях.

4. Побудительность внешней среды. Идея того, что сама среда и ее объекты выступают стимулом определенного рода действий, к которым «побуждают» человека, была высказана Куртом Левином, а дальнейшие исследования пристрастности нашего разума в этом смысла была развита Алексеем Николаевичем Леонтьевым. Идея интересна тем, что по сути смещает причину нашего поведения с нашей личности или внешней среды на саму связь между тем и другим. Лучшим пояснением мысли будут слова автора книги:

«Ситуационные факторы потому так мощно воздействуют на поведение, что – обратите внимание, как тривиально, казалось бы, данное утверждение – каждый человек видит, понимает и объясняет ситуацию, т. е. он строит ментальную репрезентацию ситуации, и именно эта репрезентация выступает в качестве фактора регуляции его поведения.

Заметим! Не личностные черты, не характеристики ситуации, а своеобразие ментального образа ситуации является действительной и решающей «причиной» человеческого поведения.

Чем более объективирована ментальная картина того или иного события, тем более независимым от ситуационных требований оказывается индивидуальное поведение. Добавим к этому, тем в меньшей мере личностные черты будут коррелировать с особенностями поведения данного человека в конкретной ситуации»

Здесь, во-первых, практически значимо то, что формирование ментальной картины полностью под нашим контролем, но не непосредственным. Это указывает на важность и практическую применимость таких идей как «ментальная гигиена», т. е. отбор потребляемой информации по критерию качества., а также на вред для нашей адекватности обратного подхода.

Во-вторых, это дает пищу для размышления о природе лидерства. Обычно именно лидеры демонстрируют независимость от ситуационного контекста и склонны выбирать личную линию поведения. При этом, если мы задумаемся о работе управленческих команд, особенно высокого уровня, то, несмотря на стремление к diversity, то есть представленности людей с разными знаниями, навыками и опытом, эти группы удивительно гомогенны по своему поведению, а также слабо толерантны к девиантному поведению. У этого могут быть естественные причины, связанные с высокой степенью интеграции их усилий и большим объемом межличностной коммуникации, но так или иначе inclusiveness может иметь свое выражение и на интеллектуальном уровне, так как это является непременным условием развития инновационной культуры. На практике же сейчас присутствует принципиальное противоречие между целью развития инноваций и лидерства и практическими действиями, которые должны способствовать реализации этих целей.

5. Пятый и последний момент, который я считаю важным отметить в разрезе темы эффективного обучения, — это идея персонализации познавательного стиля. Отмечается, что «чем выше уровень интеллектуальной зрелости личности, тем ярче проявляется персональный познавательный стиль». Здесь на первый план выходит идея стиля учения (learning style), которая определяется автором, как «учебная стратегия, которая характеризует действия индивидуума на требования конкретной учебной ситуации». Таким образом, с точки зрения реализации задачи эффективного обучения и развития возникает новый угол зрения на нее через персонификацию своего познавательного стиля путем выбора оптимальных стилей учения.

Это имеет явное практическое применение и может быть особенно эффективно использовано в задачах подготовки управленческих кадров и специалистов высокого уровня, программах менторства и преемничества, где ценность таланта оправдывает разработку и внедрение персонифицированной модели обучения.

 

Заключение.

Подводя итоги, хочется отметить, что взгляд когнитивной психологии применительно к задачам управления, особенно в сфере бизнеса, явно недооценен. Сейчас модными стали темы нейрофизиологии, позитивной психологии и осознанности, которые, соответственно, трансформируются в программы обучению управлению собой через физические и эмоциональные аспекты, а также предлагают новый опыт в деле оптимизации себя как ресурса за счет самонаблюдения и позитивного отношения. Часто в процессе таких программ приходят к идее практик и формирования правильных привычек, однако нередко упускают тот факт, что как в производстве важна технология и правильно выстроенный технологический процесс, так и в обучении и развитии людей надо придерживаться адекватной целям методологии и методик, которые бы позволили достигать более или менее контролируемых результатов.

В условиях ускоряющегося темпа жизни, необходимости принимать решения в условиях сжатых сроков или выбирать из двух отрицательных стратегических альтернатив требуется высокий уровень объективности в отражении реальной ситуации лицом, принимающим решения. А это требует специальных знаний, отработанных навыков и реальной практики. Поэтому, если мы хотим преуспеть в программах управления талантами, формировании управленческого кадрового резерва и просто повышении эффективности личного обучения и развития, имеет смысл изучать и применять возможности, которые дает когнитивная психология, изучающая психические аспекты нашей деятельности.

 

anthonykorolev

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.