Истоки невротичного поведения

Данный текст является отзывом на книгу Карен Хорни «Невротическая личность нашего времени».

В моем понимании лучшим отзывом на данную книгу служит описание тех базовых идей, которые были заложены в нее автором.

Это ранняя книга Хорни, фактически первая книга, где она заложила основы своей оригинальной теории неврозов. Эта книга была написана в сегодня уже далеком 1937-м году.

Некоторое время назад я нашел для себя обоснование идеи о том, что долгосрочный успех определяется способностью «не сходить с дистанции», держать под контролем «демонов», которые есть у каждого из нас. Обычно мы называем их просто – нашими «недостатками».

Благодаря этой мысли я пришел к трудам Карен Хорни и сейчас искренне считаю, что ее работы недооценены, а потенциал ее идей о личностных конфликтах не раскрыт до конца.

Я интересуюсь объяснением и предсказанием поведения человека на рабочем месте и считаю это источником, в котором можно найти резервы повышения продуктивности как в трудовой жизни, так и в личной. Для меня это важный элемент общей задачи управления личным развитием.

Применительно к сфере бизнеса, где я черпаю практические примеры, эти задачи можно найти в таких дисциплинах как управление талантами, управление эффективностью организации, управление организационным развитием.

Поэтому я рассматриваю идеи Хорни как практическое средство для пересмотра текущих систем обучения, их оптимизации на организационном уровне, а также для размышления о перспективах и возможностях личного развития как такового.

А теперь, давайте вернемся к взглядам Карен Хорни на момент публикации книги в  1937-м году.

  1. Пожалуй, следует начать с ее общего взгляда на понятие «нормы» или условно психического здоровья.

«Мы приходим к нашим представлениям о нормальности через одобрение определенных стандартов поведения и чувств внутри определенных групп, которые налагают эти стандарты на своих членов. Но стандарты видоизменяются в зависимости от культуры, эпохи, класса и пола…»

Достаточно распространенное нынче понятие относительности нашего здоровья и зыбкости той границы, что отделяет здорового человека от «больного», она дополнила идеей того, что эти стандарты зависят от культуры. В 1937-м году это было кощунственное отклонение от идей Фрейда, который описывал все феномены в терминах биологических факторов. Так что Хорни мыслителем была смелым, платой за смелость тогда обычно было исключение из членов психоаналитического сообщества, за чем Фрейд ревностно следил.

Не надо думать, что влияние культуры есть банальное предвосхищение очевидного сегодня факта. Карен Хорни говорила о том, что это влияние столь сильно, что эти требования культуры влияют на наше мнение о себе, когда мы находимся наедине с собой, что в некоторых случаях приводит к личностным конфликтам.

И это объективно так, ведь сегодня одной из явных причин стресса является «разрыв между возможностями человека и их реализацией», а ориентиры, чего следует хотеть, навязываются обществом.

Вторым важным следствием из относительности понятия нормы была идея о том, что разница между здоровой и невротической реакцией изначально не качественная, а лишь в амплитуде. То есть каждый из нас реагирует определенным образом на различные неблагоприятные события, и эти способы укладываются в некоторую палитру возможных вариантов. Человек выходит из «нормы», когда его реакция неадекватна стимулу. Мы все знаем фразы «делать из мухи слона», «переборщить» и так далее. Речь идет именно об этом. Безусловно, реакции корректируются и направляются в том числе культурой, но в пределах одной культуры мы всегда и очень точно определяем, кто вышел «за рамки» в конкретных условиях.

  1. Вторым важным элементом идей Карен Хорни является концепция «базовой тревожности» (basic anxiety).

На мой взгляд, понимание данной концепции и ее влияния на поведение является тем самым ключом, который позволяет построить цельную систему для отслеживания поведения, которое диктуется этой тревожностью. Именно опираясь на эти идеи, Роберт Хоган при содействии своих коллег построил и презентовал мировому сообществу в 1997-м году HDS (Hogan Development Survey), личностный опросник, оценивающий тенденции контрпродуктивного поведения на рабочем месте. Надо сказать, что сегодня этот опросник прошли уже более полутора миллионов человек, а точность идентификации внушает определенную уверенность в том числе и в отношении изначальных идей Карен Хорни.

Хорни также придерживалась стадийного взгляда на развитие человеческой личности и утверждала, что оно может быть весьма травматично. Взрослея, ребенок сталкивается с неблагоприятными обстоятельствами, которые вызывают в нем палитру отрицательных переживаний. Если ребенок не может справиться с проблемой и оказывается беспомощен, то эти чувства, повторяясь, становятся проблемой для ребенка сами по себе. Тогда, чтобы не переживать постоянно, ребенок подспудно вырабатывает способы для снижения напряженности этого чувства. Эти чувства становятся той самой «базовой тревожностью», а контрпродуктивное поведение реакцией на него. Контрпродуктивным его можно назвать, хотя оно и несет выгоду от снижения тревожности, потому, что это поведение не решает саму проблему, а только борется с ее следствиями.

Чтобы лучше разобраться с этим вопросом, надо прояснить разницу между опасностью и тревогой. На опасность мы реагируем страхом. Чувство страха перед опасностью всегда продиктовано фактической проблемой: например, злоумышленник, двигающийся на нас автомобиль, открытый люк на пути. Тревога возникает в ответ предстоящее событие или только возможное теоретически событие, то есть абстрактную опасность, которой возможно даже нет. Соответственно, чувство тревоги изначально отделено от источника, поэтому степень реакции на источник тревоги в большей степени определяется не потенциальной опасностью источника, а особенностями того, кто испытывает тревогу. Поэтому тревога, возникающая как результат беспомощности и неспособности справиться с трудностью, сама как таковая становится проблемой, толкая к реакции, которая неадекватна стимулу. Например, человек боится выходить на сцену, воображая себе что-то. И практически всегда это никак не связано с реальным уровнем одобрения его аудиторией, ведь она его даже не увидела. Он только собирается выйти.

А вот пояснения самой Карен Хорни:

«В случае страха опасность очевидна, объективна, а в случае тревоги она скрыта и субъективна»

«Интенсивность тревоги пропорциональна тому смыслу, который для данного человека имеет данная ситуация. Причины же тревоги ему, в сущности, неизвестны»

  1. И вот эта идея смысла, который мы вкладываем в событие, рождает третий важный момент. Собственно, идею личностного конфликта.

Карен Хорни сформулировала это очень лаконично: «Невротик сам стоит у себя на пути».

Но я позволю себе проиллюстрировать общий смысл перехода в непродуктивное состояние обычного человека теми описаниями невротической личности, которые дает сама Карен Хорни.

«…важный фактор, общий для всех неврозов. Им является тревога и те защиты, которые выстраиваются против нее»

«Тревога является тем мотором, который запускает невротический процесс и поддерживает его течение»

«Невротик, с другой стороны, всегда страдает больше, чем нормальный человек. Ему неизменно приходится платить за свои защиты чрезмерную плату, заключающуюся в ослаблении его жизненной энергии и дееспособности или, в особенности, в ослаблении его способности к достижениям и получению удовольствия в результате указанного мной различия. В действительности невротик – постоянное страдающее лицо»

«Еще один существенно важный признак невроза, и он заключается в наличии конфликта противоречащих друг другу тенденций»

«Если постоянно возобновляющиеся проблемы невротических людей лишить той фантастической и трудной для понимания формы, которую они часто имеют, от нашего внимания не ускользнет, что от проблем, волнующих нормального человека в нашей культуре, они отличаются лишь по степени».

Сокращая и упрощая, смысл в том, что у обычного человека, который тратит много сил на борьбу с собой, этих сил не хватает на решение проблем. А нерешенные проблемы усиливают внутреннее напряжение, формируя порочный круг. В основе же этого цикла обычно лежит внутренний конфликт. Например, юноша хочет реализовать себя, и чтобы все его при этом любили. Культура может сказать «нехорошо выделяться», отец может сказать сыну «не будь слабаком», рынок может сказать «учись на программиста, иначе в твоем городе не преуспеть», а выросший до 1.9м мальчик может хотеть петь или плести макраме. Желание угодить родителям, преуспеть в глазах сверстников и одновременно реализовать собственные желания потребуют компромисса. И если объективного компромисса не выйдет, все неизбежно превратится в субъективный компромисс для юноши, который заплатит за это частью своих возможностей.

Не вдаваясь в тему психологических защит, скажу лишь, что с точки зрения личного развития и здоровья, важно сколь большую часть себя мы так теряем из поля зрения, отказываясь от тех или иных желаний, и насколько наши противоречия мешают нам счастливо жить и открыто добиваться своих целей.

  1. С точки зрения наблюдателя и практической составляющей применительно к работе и личному развитию важно то, что следствием защит становится поведение, которое имеет узнаваемые тенденции.

Карен Хорни уже в первой книге постаралась эти тенденции описать. Смысл здесь очень простой. Если мы угадываем определенные тенденции в поведении, которые характерны для определенных внутренних конфликтов, то мы можем предположить эти конфликты в той или иной степени выраженности у человека, который себя так ведет. Аккумулируя последствия этих конфликтов в трудовой деятельности, мы можем пытаться предсказывать поведение человека на основе большого массива данных типичного поведения. Этот смысл и заложен в опросник HDS Роберта Хогана.

Хорни выделила четыре основных способа борьбы с тревожностью:

Любовь – если вы меня любите, вы не причините мне зла

Подчинение – если я уступлю, мне не причинят зла

Власть – если я обладаю властью, никто не сможет меня обидеть

Отстранение – если я прореагирую уходом, ничто не заденет меня

Впоследствии она, видимо, пересмотрела свои взгляды в этом отношении, так как в итоговом варианте, есть три группы тенденций: подчинение другим, подавление других, отстранение от других.

Но для нас здесь важно, что, как видно из описаний, все способы борьбы с тревожностью отражают позицию слабого. Соответственно, человек прибегает к этим тенденциям, когда он не может прямо получить то, что ему нужно. То есть он пытается скомпенсировать свою слабость через некую альтернативную стратегию поведения, которая несет потенциальный риск для окружающих.

Интересен факт того, что эта внутренняя борьба, если не переходит пределы нормы, создает мотивацию к достижению, где желание преодолеть проблему становится топливом, той самой причиной, по которой человек работаете дольше, тренируется больше, старается сильнее и в итоге добивается большего.

Поэтому совершенно не удивителен тот факт, что большего обычно добиваются весьма противоречивые люди. И весьма наивным выглядит изучение их привычек или мнений остальными, так как повторить их путь с учетом вышесказанного, это не более чем инфантильная фантазия, которая может стать явью только по причинам, которые есть внутри самого человека.

  1. Пятый и последний момент касается того, как использовать это практически в жизни обычному человеку.

Как ни странно, все очень просто. Ведь к «нормальным» людям можно применять то же, что справедливо для тех, кого считают невротиками.

«Поэтому терапевтической задачей может быть лишь выявление того смысла, который имеет для него определенная ситуация».

«Невротик я или нет? Наиболее достоверный критерий состоит в том, ощущает или нет человек препятствия, создаваемые его конфликтами, может ли он правильно воспринимать и преодолевать их»

Если ситуация не переходит определенную границу, то все упирается в понимание первопричины и последующих тенденций поведения. Для идентификации этих причин и тенденций можно использовать коучинг, психоанализ, когнитивную психотерапию и пр. Но важен на самом деле не метод. Важен процесс исследования самого себя с внешней помощью, которая выступает как некий ориентир, чтобы не потерять собственную адекватность в оценке и идентификации собственных проблем.

У Карен Хорни книги есть отдельный труд, книга «Самоанализ», написанная в 1942-м году и имевшая целью критически оценить способность к самопомощи для невротика, человека, который имеет по-настоящему серьезные проблемы и, по общему мнению, не способен справиться с ними самостоятельно. Выводы Хорни достаточно оптимистичны даже для людей с реальными неврозами.

В отношении нормальных людей, которые ищут скорее роста продуктивности нежели избавления от проблем, возможностей гораздо больше, но это не предмет данной статьи.

——

В качестве заключения хочу лишь отметить, что огромная часть данной книги Карен Хорни посвящена особенностям и чертам конкретных тенденций невротического поведения, которые могут быть весьма познавательны и полезны в том числе для задач личного развития и обучения, но они требуют определенной подготовки для восприятия. В случае интереса так или иначе лучше обратиться в книге, так как покрыть их в рамках краткого отзыва достаточно проблематично без ущерба описанию материала.

anthonykorolev

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *