Эффект Тищенко. Стратегия социального взаимодействия #2

В этот раз я позволю себе чуть-чуть отступить от серьезного повествования ради наглядного примера, который поможет донести те идеи, о которых я буду говорить сегодня.

Фамилию Тищенко я взял из достаточно известного и популярного фильма: «О чем говорят мужчины?». Там есть момент, где один из героев соглашается с оценкой своих друзей стоимости картины потому, что «это же Тищенко». Хотя эту фамилию он слышит в первый раз и опирается на мнение тех, кто возможно знает больше, поскольку уверенно объясняет свою позицию. Эпизод доносится в смешной форме, но отражает очень важный момент.

Я сформулирую его в провокационном тезисе, который попрошу Вас запомнить и вернусь к нему в выводах.

«При социальном взаимодействии человек не склонен действовать рационально и большую часть времени не действует самостоятельно»

Хочу подчеркнуть, что под самостоятельностью я понимаю произвольный выбор собственных действий в противовес тому, что явно или нет диктуют внешние факторы.

Переходя к основной части статьи, я хочу рассказать о случае, который положил начало серьезным исследованиям поведения человека в социальных ситуациях.

Направленные исследования подобных вопросов начались после чудовищного по своей сути случая. Произошло убийство женщины. Она умерла из-за трех последовательных нападений убийцы, происходивших на протяжении получаса на глазах более чем тридцати свидетелей. Она была в сознании, убегала и просила о помощи. Никто не вызвал ни полицию, ни скорую помощь и не помог хоть чем-то. Мы могли бы решить, что люди в массе бессердечные создания, и меня тоже посещают подобные мысли. Но причина была не в этом, а в количестве свидетелей. Так уж мы устроены, что, когда мы не обладаем достаточной уверенностью в собственном мнении и знаниями, которые говорили бы нам как действовать, то мы начинаем смотреть по сторонам и копировать поведение окружающих. Чем меньшим опытом обладают люди, тем более вероятно они не знают, что делать. А значит бездействуют. Те же, кто их видят, копируют их действия. В итоге никто ничего не делает, а драгоценное время уходит.

То есть, чем более нестандартна сложившаяся ситуация, тем меньше стоит надеяться, что вам кто-то поможет. Это справедливо и для экстренных ситуаций, и для залов совещаний, и для решений о массовых увольнениях. В целом положительная тяга человека к сотрудничеству и консенсусу с другими, которую называют конформностью, становится проклятием тех, кто оказывается в условиях, отличных от тех, в которых находится группа. Именно это чувствуют инвалиды. Чувство, когда все вдруг отвернулись от вас, имеет именно эти корни.

Поэтому если у Вас слабое сердце или у Вас что-то случилось, то не надо бежать в массовое скопление людей, будет только хуже. Надо обращаться адресно к одному единственному человеку, максимально персонализируя свое обращение и взаимодействие с ним, тогда ваш шанс выжить при сердечном приступе или просто справиться с неожиданной ситуацией гораздо выше.

Если немного поразмышлять о значении этого, то становится не по себе. Отрезанные уши у собаки ради «эффектного» селфи, массовые группы, ведущие к самоубийствам детей (ссылка), неадекватные решения руководства, которые молчаливо одобряются всеми — все это лишь вершина айсберга. Большая часть скрыта под толщей воды.

Почему так происходит? Что является причиной? Как предсказать последствия? Какую линию поведения выбирать? На что обращать внимание?

Именно этому посвящена текущая статья. Я не претендую на полноту, но я активно исследую вопрос и делюсь своими выкладками. Статья является продолжением и расширением первой статьи по социальному взаимодействию, которую вы можете найти тут:

ссылка

Итак, начнем.

Вы знакомы с жизнью домашних собак? Тех, что любят побегать и порезвиться на солнышке и травке, но тем не менее проводят большую часть жизни в городских квартирах. Вы когда-нибудь видели, как они выходят на улицу на поводках?

Я хочу особенно остановиться на том типе молодых и уверенных в себе псов, которые стремятся быть и жить как вершители судеб своих, а заодно и всех окружающих. Как черт из табакерки они вылетают из подъездов, хрипя от ошейников, которые врезаются им в шею. Они сосредоточены, мотивированы на результат и энергичны. Они распластываются по асфальту. Слюна капает на мостовую или тротуар, когти, стираемые о поверхность, издают характерный скребущий звук, подчеркивая всю глубину усилий и личной жертвы во имя цели. Идут секунды или минуты, и вот она, долгожданная цель. Они долетают до столба, газона, дерева. Нога задрана, долг выполнен. И вот она долгожданная непринужденность.

Мы искренне считаем, что люди другие. И, безусловно, мы отличаемся. Однако именно этот описанный выше сценарий считается дорогой к успеху, которую предлагает всем и каждому современный мир. Если говорить о поведении тех, кто эту дорогу выбирает, то основное отличие заключается в том, что непринужденность нам в основном и недоступна, а так все то же самое. Мы ставим больше целей, чем достигаем, постоянно скребя асфальт и вися на личных ошейниках.

Мы верим, что наши цели мы выбираем осмысленно и независимо, но это не так. И этому есть простое объяснение. Мы не видим мир таким, какой он есть на самом деле. Это очередная банальность, но сегодня я пойду вглубь этого вопроса.

Илья Пригожин, известный химик, написал когда-то, что реальность открывается нам лишь через активное конструирование того, в чем мы принимаем непосредственное участие. Это означает, что реальность возникает в процессе ее восприятия, а наше участие говорит о том, что мы ее конструируем, а не просто принимаем как данность. Меня хорошо поймут физики в связи с принципом неопределенности. В социологии для описания этой идеи используют понятие «социального конструирования реальности». Поэтому возникли такие фразы как «карта не есть территория». Мы действительно живем по картам. А, чтобы разбираться в картах, нужны навыки в топологии. Поэтому степень адекватности нашего восприятия зависит от того, насколько мы осознаем искусственность любой ситуации, в которой находимся, а также разбираемся в принципах их формирования. Ведь ситуация всегда сконструирована ее участниками, как это ни странно. Чтобы была война, нужен враг, чтобы было соревнование нужен соперник. Наверно, никому не надо напоминать, как часто мы придумываем врага для удобства, или под высокоморальными лозунгами запускаем очередную социальную или корпоративную программу.

Здесь я хочу поговорить о трех слагаемых, которые формируют наши когнитивные и социальные карты, по которым мы потом судим о себе, ситуации и принимаем решения, которые отражаются на нашем будущем и окружающих нас людях.

Начну я с культуры. Несколько веков назад Вольтер написал, что каждый из нас – это дитя своего времени, и лишь немногие способны подняться над своим веком. Дело не в веке, а в той уникальной культурной реальности, которую создает каждое поколение на той территории, на которой рождается, живет и умирает. Все человеческое, что есть в нас, формируется благодаря тем социальным условиям, о которых говорят социологи, говоря про социальное конструирование реальности. Наши родители, наши друзья, наша школа создают для нас очки, через которые мы смотрим на окружающий мир. Отдельное физическое пространство, разные наборы ценностей и приоритетов, уникальные символы достатка и успеха – все это создает для нас разные миры. Поэтому между социальными слоями или, например, кастами в индийском обществе есть реальные различия, которые осознаются членами группы как причины общности, а все остальные маркируются словом «они». Так рождаются клубы болельщиков, сильная корпоративная культура, так появляется патриотизм и этноцентризм.

Развитие навыка «социальной топологии», ориентировки в тех картах реальности, которые определяют нашу жизнь, требует независимости мышления. А это значит понимания той опасности, которую сулит погруженность в культуру и те социальные слои и группы, к которым мы принадлежим.

Чиксентмихайи, один из самых цитируемых психологов современности, написал об этой опасности так: «Чрезмерно погруженный в культуру человек видит реальность сквозь ее призму. Тот, кто направляет психическую энергию лишь на предписанные обществом цели, теряет возможность выбора».

Мы любим свою семью, свою компанию, свой футбольный клуб, свою страну. И в этом нет ничего плохого. Но как наметить ту границу, за которой это превращается в проблему. Поинтересуйтесь опытами Зимбардо в Стенфорде (ссылка на видеоролики), где разделенные на заключенных и надзирателей студенты так вжились в свои роли, что эксперимент остановили досрочно. Вспомните тех, кто был идеологически на стороне правящего режима Германии во Второй Мировой Войне. Вспомните рабство и религиозный фундаментализм. Самое страшное в этом то, что люди были психически здоровы. Это нормальная (!) реакция людей, а значит, она повторится, если повторятся условия, а уровень самосознания останется тем же.

Из определения Чиксентмихайи вроде бы следует, что достаточно осознавать реальные цели, предписанные обществом, и отделять их от собственных целей, и тогда можно говорить о независимости в действиях. Но это не так просто.

Поэтому дальше я расскажу немного о тех целях, которые диктуют нам наши гены. Наше тело – это биологический организм. Многие системы в нашем теле, отвечающие за саморегуляцию, непроизвольны. Некоторые мы можем контролировать сознательно, как дыхание, например, некоторые нет, как, например, гормональный фон, кровообращение. В каком-то смысле можно сказать, что наше владение собственным телом подобно ведению автомобиля по дороге жизни.

Тут важно понимать, что основной задачей любого организма является выживание. То есть машина хочет ехать дальше вне зависимости от устремлений ее водителя. Для того, чтобы стать и быть красным спортивным автомобилем, а не серой развалюхой, у автомобиля есть внутренняя логика. Оставим в стороне вопрос, откуда она взялась, посредством ли естественного отбора или в связи с задумкой безымянного механика. Можно ее назвать схемотехникой, инструкциями, архитектурой. Это не так важно. Важно то, что наши гены выполняют для нас именно эту роль.

Вспомните мультик «Кунг-фу Панда», где два учителя беседуют о незадачливой панде, которая должна превратиться в «воина дракона». И один из них говорит о том, что он может сделать то, что захочет с персиком, и если нужно, то он зароет персик в землю, и вырастит новое дерево. Второй отвечает ему, что чего бы он ни захотел, все равно вырастет персиковое дерево. В этой детской сказке и бесхитростном диалоге скрыта суть природы избранности и того, сколь сильно наше будущее предопределено инструкциями генов. Можно стать избранным только на свой лад, поэтому самореализация не возможно по лекалу с чужого плеча. Надо сказать, что, например, стандартизованные программы для обучения топ-менеджеров или массовые программы наставничества или преемничества для талантов, которые усиленно муссируются, не могут на этом фоне не вызывать естественный скепсис от несогласованности этих действий с базовыми особенностями индивидуальности человека. Слишком уж велика вероятность того, что реальный мир опять разобьет в прах логические выкладки.

Но вернемся к теме. С генами есть две проблемы.

Во-первых, наша жизнь очень быстро меняется. То есть наши инструкции устарели, и в новых условиях они толкают нас к непродуктивному поведению. Поскольку мы смертны, то наш путь выживания, в сторону которого движется каждый автомобиль-организм – это размножение. А текущие проблемы выживания человечества – это наоборот перенаселение планеты, экология, как функция от этой проблемы, а также эффективное управление энергией и развитие. А гены заинтересованы в том, чтобы мы оставили как можно больше потомства, экономили энергию, а выживание планеты мы вообще можем смело вынести за скобки, если не брать в расчет идеи коллективного разума. Что касается развития, то гены просто голосуют через выживших, но не более того.

Во-вторых, наличие инструкций и склонность к экономии энергии делает автопилот наиболее эффективным, а значит естественным, с точки зрения генов поведением. Соответственно, любая наша сознательная деятельность возможна только в минуты самоконтроля. А как-то только мы забываемся, то возвращаемся к автопилоту.

Сядьте поудобнее и постарайтесь сосредоточиться на дыхании и ни о чем не думать. Сколько выдержали, насколько устали? Вот тот процент времени, который вы способны направлять так внимание на нужный вам предмет – это и есть мера вашего осознанного поведения. Все остальное время вы руководствуетесь инструкциями, которые, сочиняли не вы. Для среднего человека статистика получается удручающая.

Тут можно заметить, что большую часть времени каждый делает то, что выбирает самостоятельно. Это, безусловно, так, но и здесь есть подвох.

Поэтому дальше я хочу поговорить о личности.

Это, пожалуй, самый сложный момент, так как все мы в той или иной степени и считаем себя именно личностью и отождествляем себя с именем и фамилией.

Понимая, что я вступаю, на тонкий лед, я постараюсь, тем не менее, объяснить взгляды, которых в настоящий момент придерживаюсь, и указать на те проблемы, которые возникают у нас из-за нашей личности при социальных взаимодействиях.

Из психологии развития известно, что личность складывается где-то к 7 годам. То есть к этому моменту ребенок, говоря «я хочу», может нормально объяснить, кто этот «я», и чем он отличается от окружающих. Это понимание приходит через последовательное осознание различий между собой и другими, а также параллельный выбор тех или иных предпочтений. Мы также точно знаем, что два ребенка будут сильно отличаться, если их воспитают в разных условиях. То есть во многом ребенок формируется под влиянием условий.

Перефразируя эти положения, можно сказать, что личность формируется как средство адаптации к инструкциям генов и внешним условиям. Каждая личность обладает определенным количеством энергии в широком смысле. Потенциал, который она может на что-то потратить. То, что на что личность тратит основную часть своего потенциала, можно назвать склонностями личности. Получается, что личность охватывает ключевые объекты своего внимание, а также и тот способ, которым это делается. Переводя на язык простых примеров, можно сказать, что кто-то любит прикасаться, кто-то смотреть, кто-то слушать. При этом куда смотреть и что слушать – это уже отдельный выбор и отдельная история.

Важно то, что личность становится в некоторым смысле устойчивой структурой со своими характеристиками. А дальше наше психическое здоровье по сути определяется степенью устойчивости этой структуры… Этот процесс становится непроизвольным, потому что мы склонны к «автопилоту». И, когда наш сознательный самоконтроль уходит на второй план, мы опять оказываемся в ситуации, когда наше время и внимание подчиняет себе личность и действует в рамках своих склонностей. Как вам сидение перед телевизором без цели, еда на ночь, крики на детей, от которых вы не смогли удержаться? Знакомо? Это как раз пример ситуаций, когда ваши действия служат вашей личности, но не вам самим.

Основная сложность состоит в осознании этой разницы, так как большинство все равно предпочитает фразы вроде «бес попутал», «я только дверь открыл, а они как ломанут» (как в известном анекдоте про наркомана и черепах), ну или вообще переложить ответственность за проблемы на окружающих. Если вы слышали про проекции в психологии, то это как раз про это.

Описание выше – это по сути структурный взгляд. Теперь посмотрим динамически.

Для этого обратимся к сознанию. С точки зрения нашего сознания и переживания жизненного опыта в нем постоянно присутствуют какие-то мысли, чувства, переживания, разной степени интенсивности, сформированности. Они могут быть в центре нашего внутреннего внимания или на периферии. Но если мы зададимся вопросом, как наша личность меняется, то поймем, что меняется она всегда через сознание. Новый опыт, присутствующий в сознании регулярно, потихоньку изменяет личность, а личность по мере сил этому сопротивляется, так как это не экономично. Поэтому говорят, что все саморазвитие завязано на коррекцию привычек, поэтому у людей и целых групп в начальной стадии изменений падает производительность. Ведь надо сначала слезть со старых рельс, провести какое-то время налаживая новые, и только потом ехать вперед с большей скоростью и высоко поднятой головой.

Но и тут есть очень интересный момент, который нередко опускается. Мы меняемся постоянно. Иногда это происходит сознательно, когда мы что-то решили. А вот все оставшееся время мы меняемся, но при этом не контролируем процесс и даже направление нашего изменения. Именно поэтому наше здоровье – это функция именно нашего образа жизни, а не наших планов тренировок или сознательных срывов. Именно так мы становимся людьми, защищающими те или иные цвета, территории, компании, бренды или идеи. Сначала происходит незаметное принятие в себя новых черт, а уже потом мы красиво обосновываем это логическими аргументами. Поэтому мы верим в Айфоны всей душой, но только с 2004-го года, когда наши личности были вполне себе творчески деформированы предприимчивыми людьми. Но мы же сами этого хотели, ведь верно??

Выводы.

Суммируя пункты, хочется задаться двумя вопросами. Насколько мы самостоятельны на самом деле? И что вообще делать?

Я обещал вернуться к своему тезису: «При социальном взаимодействии человек не склонен действовать рационально и большую часть времени не действует самостоятельно».

Очевидно, что мы недолго можем сознательно и четко контролировать все аспекты своих действий. То есть от автоматического поведения на не убежать.

Понятно, что средством нашего изменения является социальное взаимодействие. Оно задает контекст, в котором мы находимся и который формируем совместно с другим людьми, формируя свою реальность.

Ясно, что логика при всех своих достоинствах нам не особенно поможет, так как мы красиво и логично себе все объясняем, но всегда в ретроспективе. Логика не работает в отношении неопределенного будущего, когда нет правил. Ведь логично думать, что если ты попросил о помощи большее количество людей, то больше шансов, что кто-то поможет. И даже если мы усвоили правило, что конкретно в этом случае все наоборот, если они видят друг друга, то мы никогда не опишем правилами все на свете, а жизнь, как и правила, будут меняться постоянно.

И уже в гораздо более осознанном ключе, но все равно встает вопрос «что конкретно делать?»

На данном этапе я хочу поделиться своими выводами, которыми располагаю на текущий момент:

  • Последовательно развивать самоконтроль. Осознавая особенности культурного контекста, животные порывы, собственные личностные черты, стремиться большую часть времени действовать сознательно. Если нет такой возможности, то включаться в моменты поворотных решений. Но не поддаваться на иллюзорную уверенность в контроле внешней среды. Приходится признать, что это опасная иллюзия, которая ничем не подкреплена кроме нашей в ней уверенности.
  • Последовательно анализировать свою социальную принадлежность и то, как она искажает наше восприятие. С точки зрения адекватности надо стремиться к членству в большем числе разнородных социальных групп. Сравнительное осознание их особенностей позволит более умеренно относиться к тому, что они диктуют.
  • Путешествовать как можно больше. Мы продукт нашей культуры. Посещение других культур, а еще лучше жизнь в других культурах, позволят понять всю степень их относительности и неоднозначности. Мы сами выбираем баррикады только в том случае, если видели их с разных сторон.
  • Бережно и сознательно относиться к собственной личности. Это наш основной актив, который мы делаем таким, каким хотим его видеть. Это наше психическое здоровье, наше видение окружающего мира и отчасти наше счастье
  • Активно устанавливайте правила социальных взаимодействий. Мы вместе с другими создаем мир, в котором живем, и то, как он будет выглядеть, зависит от того, насколько грамотно мы способны установить правила этих взаимодействий. Устанавливая правила, мы закладываем принципы нашей социальной жизни.
  • Постоянно учиться. Пусть действие будет результатом понимания, а не инстинктивной отмашкой, даже если потом мы сможем ее себе красиво обосновать.

 

 

anthonykorolev

One Comment

  1. Возможно этим и об’ясняется гораздо больший успех в коллективе тех людей, которые с каждым общаются индивидуально, по сравнению с теми, кто обращается ко всему коллективу сразу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *